• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:11 

Все 451 по фаренгейту.
Холодное, трезвое. Солнце тучами, и снегом, снегом по грязному городу. Чистое, белое. Слово щекочет язык, простуда - горло. Телевизор для чувства присутствия, и чай. Теперь - только с медом. Как же я по тебе скучаю... Метет.

@музыка: мой рок-н-рол

@темы: не~слово

09:56 

Все 451 по фаренгейту.

Пылью играются лучики
Anno Domini.
Я быть слепым не наученный -
Журавль в небе.


Я - зайчик солнечный,
Начали. Anno Domini.
Я не умею быть схваченным -
Журавль в небе.

Листики вырваны, сложены...
Anno Domini.
Тенями на небо брошены -
Журавли в небе. (с)

21:15 

молоко

Все 451 по фаренгейту.
Да-все-просто.
Я буду выдыхать дым, а вы - пар.
Хаус сегодня не так крут как вчера, но все равно.
Головой об стену. Лыжные носки и твоя красная кофта, и все равно мерзнут руки, ломаются ногти, рвется бумага.
Эта зима будет резиновой, безупречно долгой, снежной, мягкой.
Теория похожести в общую тетрадку, которой явно больше милиона лет, и вспухшие лимфоузлы. Безнадежно болею и застываю, без голоса, хрипами, с такими деловыми, "совсем взрослыми" людьми, в он-лайн игры.
Розовые резиночки на пальцах. Да просто нет слов. завидую, и, если честно, дико ревную, но тихо, чтобы не было видно, чтобы никаких ссор/скандалов/истерик, слишком сильно боюсь. (За) тебя. Старые смски в древних телефонах, и немеют конечности, так, что ручки валятся из пальцев.
А мы бы, мы бы!..
Сегодня в кошмаре меня опять будет спасать Сырник и нервно жатся Нэй, выступать адвокатом Алектро и понукать в бездействии Атами. Мой ловец слишком хорошо ловит сны.
Ро-ро. Amo te.

Ты всегда против, а тех кто всегда против - не спрашивают.
А Я всегда буду за тобой,
я всегда буду за тебя,
нет, не отпущу! (с)

@музыка: Юта - Девочка

@темы: Только_ты

20:15 

Все 451 по фаренгейту.
а вечерами размазывать по красному носу сепию, которая не стерлась.
Хо-мя-чок. (с) Ап

@музыка: Юта - Я тебя.

20:36 

lock Доступ к записи ограничен

Все 451 по фаренгейту.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:47 

леденец

Все 451 по фаренгейту.
А сегодня - так много, и чуть не уверенно. такая взрослая и такая маленькая. И у меня резко вспыхивают щеки каждый раз, когда смотрю на тебя.
носом в коленку. все ещё будет.

@музыка: Пилот

23:56 

Все 451 по фаренгейту.
- Он с самого начала был идиотом?
- Да я и не помню уже.
___________________________________

- Au fait, tu plutot moche.
- Oh. Ca va. (с) Комната Джованни

12:17 

Все 451 по фаренгейту.
Ты знаешь, мне кажется, что я в очередной раз схожу с ума.
Я цепляюсь за твой образ в прохожих.
А ты все равно мне помогаешь, даже если я болею и капризничаю. (с)

@музыка: СиО - Зима на петроградской стороне

17:22 

love your lips.

Все 451 по фаренгейту.
Зима и холодно. Под ногами снег мягкой кашей, иногда скрипит, и то, наверное, только потому что морозит. Щеки красные, волосы, вылезшие из под шапки, покрылись инием от горячего и частого дыхания, а под курткой жарко. Ты бежишь впереди, так что успеваю вижу мелькающую курточку, то ныряющую вниз, то поднимающуюся вверх по склону.
Под горку я, физически не развитый урод, бегаю гораздо быстрее и наконец тебя догоняю.
- Осторожней, тут лед.
- А ты, конечно же, уже его проломила?
Торопливая. Никогда меня не ждешь, всегда все попробуешь, сделаешь, а потом уже мне расскажешь как правильно.
Мы стоим у большой сине-зеленой проруби, вокруг хвойный лес, и тонкий-тонкий лед в этой части озера. И мы стоим на льду. Интересно, как давно мы на него вбежали?
И тут из-за кустов выныривают два маленьких мальчика, смешные, в шубах, с деревянными автоматами, в пионерских галстуках и красными звездами на шапках-ушанках.
- Всем стоять и не двигатся! Вы захвачены доблестным Отрядом Красной Звезды!
Меня пополам перегибает хохот, от того, какое серьёзное лицо ты делаешь.
- Есть сэр! Никакого сопротивления, по возможности окажем помощь и поддержку доблестным воинам!
Мальчики, явно довольные собой, переглядываются, и связывают нам руки своими красными галстуками.Смотрят пристально, внимательно, и становится не по себе от того, как меня буравит этот не по-детстки серьёзный и проницательный взгляд.
- Шаг вправо!
Шаг - и лед рядом с прорубью рушится. Кожу режет безумием, и не понять, то ли холодно, то ли горячо, сшиком большой потом ощущений, и я не справилась, каюсь. Кричу. Мне настолько страшно и холодно, что не чувствую под ногами земли, меня будто засасывает в воду, а ты лего выбираешься и бежишь к мальчику, изображая наступления.
А второй подходит ко мне. Я погрузилась уже по пояс, и все так же кричу, из глаз градом обжигающие слезы. он смотрит на меня, будто выдирает глаз.
- Команда была - шаг в право, а не кричать.
его руки ложатся мне на плечи, и я теряю сознание.

Просыпаюсь на теплой печке в какой-то избе. Пахнет травками, чаем, и чувство, что меня разыгрывают. Ты сидишь рядом и теребишь мою прядь волос, вроде бы светлую.
- Мы ведь вроде с Атой бежали..
- Бежали, и ты не справилась.
И слезы в подушку. Так горько обидно, что сил держать себя в руках больше нет, и в то же время так стыдно показывать какая я слабая.
- Глупый рыжий. - накрываешь мои распухшие губы одним из самых нежных поцелуев своего арсенала. Ты опять обо мне заботишься. Фырр.

@музыка: "куда не едут поезда". Что-то со сборника "времена года".

@темы: корица, ловушка снов

18:31 

Все 451 по фаренгейту.
Просыпаться от страха наступающего удушья. Открывать глаза в полок, и руками, прижатыми к горлу. И не бросаться к мобильнику в истерике, не тыкать в кнопки и не звонить до утра. до вечера.
- Просто фобия.
- Вряд ли. С чего бы только сейчас?
- Ну, а может и судьба.
Мятный чай и панический страх темных улиц.
Спрячь меня.

@темы: ды=шать

21:31 

искры из глаз Амстердама.

Все 451 по фаренгейту.
- Мы делаем второй час подряд. Одну и ту же увертюру. И ты все ещё не соизволила каждый раз правильно выводить пальцы?
Руки, ноги, всё затекло и совершенно не хочет двигаться. Уже ровно 120 минут я слышу его занудный счет - «Семь, восемь, РАЗ!». И агрессию выразили, и чувство, и губами причмокнули, и глаза горящие желанием сделали. И каждый раз, из-за пары пальцев, включая мои, мы все делаем заново.
- Ещё! Семь, восемь, раз!
Встали, замерли. Идеально сбалансированное плие, четыре пары бёдер в первой линии параллельны.
- Умницы, девочки! Дальше!
И закружились. Бросок ногой, проходка танго, эфасе, куколки. 15 джазисток носятся по сцене в бешеном ритме. Жёсткая спрыжка из пассе, на мягкие согнутые колени, гранд плие, переходящее в яркое сотеню, батман, тур шене, точка. Точка. Точка. Чеканить позы, разрывая мышцы. Яркий финальный плотняк. И скупые аплодисменты одного вредного мужика из зала.
Мне особенно холодно, когда вываливаюсь из душа на холодную рефлёную плитку.
А ты сидишь у стены и ковыряешь линолеум, накинув на шею полотенце, и тихо мурлыкаешь себе под нос что-то из никогда не слышанных мной песен. В этом доме всегда тишина. Ты не можешь сказать. И я молчу.
Ночами твои самые сдержанные выдохи режут воздух, и глаза горят, становясь цвета янтаря. И тогда, когда уже нет сил и мне хочется плакать от счастья, ты кусаешь за ухо и шепчешь, так жарко и нежно – «Люблю тебя». Я утыкаюсь тебе в подмышку и закрываю глаза, пока будильник не заставит тебя выдавить ещё один самый женственный стон, предвещающий начало дня.

@темы: Только_ты, не~слово

17:24 

Все 451 по фаренгейту.
хочется пафосных фотографий и хороший объектив.

@музыка: АлисА

19:59 

Все 451 по фаренгейту.
Ну что же ты. Я ведь люблю тебя, Ряженка...

@музыка: Янка Дягилева - Тихий Омут

@темы: Только_ты

13:13 

Все 451 по фаренгейту.
J: Девушка, где у вас книги по истории, и почему там где табличка - их нет?
П: Ну, мы ещё не придумали точно, как все раставить. И какие вам книги нужны? Начальная школа? Средняя?
J: ВУЗ!!!
Даже стало её жаль. Если не боюсь - агрессивна. Это стало слишком заметно.
Прекрасно. Гордись мной, солнышко, я не боюсь больше людей.

@музыка: Сурганова - Далеко

15:13 

lock Доступ к записи ограничен

Все 451 по фаренгейту.
как-то так.

URL
18:46 

Королевна.

Все 451 по фаренгейту.
Воспринимаю как поражение.
Полный аут.
я все-таки люблю тебя.

19:09 

quasi una fantasia.

Все 451 по фаренгейту.
И все-таки, пианист всегда остается пианистом. Болезненно не хватает ф-но. А жалкие записи в mp3 ну никак не катят. обидно. хочу.

А я хочу играть Бетховена. Вивальди. Моцарта, которого так ненавижу. Пахульского. Даже этюды Державина. Какие-то из саундтреков. Читать с листа и перется от звуков, которые издает "эта неповоротливая коробка причудливой формы".

Под час мне жаль, что я не умею писать музыку.

И столько-столько всего хочется. Безумно.

20:58 

Стоки.

Все 451 по фаренгейту.
Болезненно красива. С каждой новой встречей волосы все короче и короче, а глаза все зеленее и зеленее. Официантки и чай, какие-то сбивчивые рассказы с моей стороны, они как бы ни о чем. О фотографии, об истории, о книгах. О растах, о новых рваных джинсах, о скандалах на работе из-за слишком длинных волос и цветных рубашек. Ты ою учебе, о предстоящей практике, о том что немного побаиваешься трупов и о том, как долго нам несут наш заказ.
- Зачем ты это все рассказываешь? – говоришь ты, позванивая ложечкой о край блюдца.
- Ну, я говорю. Люди говорят.
- Грубиян.
- Я тебя люблю.
- Оййй. Прекрати. Фу-фу-фу.
Вручаю тебе два синеньких билета с надписью «городские кассы». Твои глаза загораются. «Сурганова и Оркестр», значиться на этой бумажке, стоимостью в полторы тысячи кровных. Время – сегодня, начало – через сорок минут.
- А вот раньше ты сказать не мог?

***

Мы сидим в большом зале. Вокруг нас много народу, толпа «девочек-влюбленышей», и другой почтенной публики. У тебя в руках шикарный букет желтых тюльпанов, на которые ты меня развела. Иногда я задумывался, кто же любит эти цветы больше – Светлана Яковлевна или ты. Ты вообще любила все зеленое.
- Я пойду отойду.
- Не уходи далеко. Я волнуюсь.

Зал, на самом-то деле небольшой. Просто людей вокруг так много – не физически, морально. Они все счастливы. Они горят улыбками, эмоциями, встречают знакомых, перебрасываются шутками, машут руками. Радуются. А мне как-то не радостно. Я не знаю, какой это наш по счету концерт СиО. Сбился.
А ты заваливаешься в соседнее кресло, довольная. Смешная. Тоже светишься.
- Знаешь, я тут давно хотела сказать. Все можно исправить.
- Не все. Если я тебя убью, я вряд ли тебя оживить смогу.
- Что ты так все полемизируешь. Все равно – все можно исправить.
И стало как-то теплее. И я снова влюбился в твои глаза.
- Красивая.
- Знаешь, люди не меняются.
- И?
- А ты можешь. Что это, по-твоему, значит?
- Я молодец?
- Ты ИДИОТ.

@темы: Из

14:54 

lock Доступ к записи ограничен

Все 451 по фаренгейту.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:30 

Все 451 по фаренгейту.
Черный кофе в одном из самых дорогих кафе города. На самом-то деле, Юля никогда не любила ни кофе, ни отвратительные чизкейки. За большим окном с позолоченной окантовкой разгуливали голуби, и как эти самые птицы на солнышке, заливалась на соседнем кресле Камилл.
Париж. Вот они будни французский студентов. Юля приехала к Камилл по обмену, да так и не смогла уехать. Сдала экзамены, подала документы в университет и поступила. И вот, уже второй год она живет у Миллы, как она называла подругу, учится на педагогическом факультете и вот так вот пьет черный кофе и ковыряет ложечкой тошнотные чизкейки в самых дорогих кафе столицы.
- Juliet, с тобой все в порядке?
- Конечно.
На самом-то деле, Юля чувствовала себя Онегиным. Все эти походы в клубы, алкоголь, милые мальчики, институтские интриги... Все это порядком достало. Ни модные шмотки, ни золотые украшения не поднимали настроение. Камилл говорила что Юля становиться Meanie, и попросту не хочет тратить деньги. Проводя анологию с героем Александра Сергеевича, нельзя сказать, что Юля просто не проснулась. И любовь была, и книги она читала, и веселиться умела. В отрицание всем психологам, она не скучала по родине и не шибко грустила по родителям и старшем брате.
- Я пойду погуляю. - Юля подозвала официантку, с просьбой принести счет. - Сегодня буду поздно. Не закрывай дверь.
- А день рождения Жаклин?
- Передай ей от меня всего самого наилучшего, подарок отправлю по почте или передам в институте. Скажи что мне нездоровиться.
И девушка вышла из Кафе, наматывая по пути шарф. Молодой человек, сидевший ближе всех к двери, недовольно буркнул - "Русская", и уткнулся обратно в свою вечернюю газету.

Юля гордо чеканила маленьким каблучком Елисейские поля. Авеню Габриэль, где находилась кафешка, из которой она вышла, была улочкой знаменитой. Именно тут снимали фильмец "Париж, я люблю тебя". Она была явно не согласна с ним. Зачем иностранцы приезжают во Францию? Любить и любоваться красотами? Неет, они мечтают снять юную распутную француженку в таких ресторанчиках, типа "Лоран" и "Тур-д`Аржан", напоить, а утром сказать что это огни вечерних улиц помутили голову. Сколько раз так было с Камилл она уже не считает, но все же они светят своими шикарными честными глазами, в которых читаются добрые намерения...
На самом-то деле все в этом суматошном городе было не так. Даже само лицо города было не таким. Гордые высотки, соперничающие с Собором Парижской Богоматери, местами неисправная подсветка Эфилевой Башни, машины под Триумфальной Аркой Наполеона. Больше всего коробил пляж на берегу Сены. Не столица Европейской Державы, а остров аборигенов какой-то. Все давно избито. Изъедено. И каждый день аккуратно подкраиваеться, как жадным ребенком, чтобы в один прекрасный день рухнуть совсем. Вот он, плюс России - если кто-то что-то хочет, он берет сразу, и не церемонится. Юле хотелось бы вернуться назад во времени во Францию времен Гюго и Дюма, а лучше раньше, до Буржуазной революции... Этот город прогнил, как и любой другой.
Живя здесь всего 2 года, казалось что девушка знает Париж наизусть. Все заведеньица, закутки, улицы, каждый фонарь центра - все она знала. Друзья шутили, что ей нужно водить экскурсии а не учиться преподавать русский язык детям.

- И так, уважаемые слушатели. Сейчас мы стоим на одном из мостов через Сену, и видим этот мост. Еще через неё переброшенно еще 37 таких же. Еще тут рядышком Елисейский дворец и вообще идите погуляйте, оставьте меня одну. - Громко говорила Юля невидимым слушателям на своем родном русском с ярко-выраженным уже французским акцентом, пересекая очередной мост.
И тут заполыхало. Цветные огни, фонарики, громкие ругательства, пышные юбки, высокие парики. Актеры с пляжа на Сене. Сегодня они устраиваюточередное представление, наверное, опять какая-то второсортная пьеска о Великой Любви во времена Революций. Ну да, вот эти, матерящиеся в париках - Бурбоны, а вон те, в коричневого цвета сюртуках и полосатых носках, явно буржуа.
- Mademoiselle, куда это вы направляетесь в столь поздний час? - Проворковал какой-то напомаженный уродец в туфлях с позолоченными пряжками, пристраиваясь рядом с Юлей.
- Не вашего это ума дело, Monsieur.
- Вас мучает скука? Вы растеряны? Озлоблены?
- Ни одного чувства, из всех перечисленных вами, я не испытываю.
- Вы мне нравитесь.
- А вы мне нет. И с чего бы вдруг?
- У вас прекрасная душа.
- Душа - это все бредни. Я маюсь от скуки и бесполезности жизни в этом дряхлом городе. У вас все?
- Тогда, если вам просто нечем заняться, - Молодой человек пожал плечами и тряхнул рукавом с кружевным манжетом. - Может быть, пройдете с нами на представление? Обещаю самые лучшие места и чашку английского чая после спектакля.
Еще один случайный романчик. С актерами у Юлишны еще не случалось. А если понравится? "Мама, я влюбилась в актера! Он красит губы яркой помадой и у него с десяток кружевных блузок!". Смешно. Тогда прощай Франция, здравствуй родная деревня. Но пусть будет. Понравится - зарекомендую Миллке. И точно отобьет желание его видеть.
- Согласна. Только чай я люблю китайский.

Множество стоек, баров, кучи шизлонгов, люди сидят перед небольшой сценой, на который разворачиваются странные события. Кто-то кого-то казнит, кто-то кого-то убивает, кто-то влюбляется, кто-то плачет... Скукота. Видимо, двести грамм текиллы выпитые перед представлением, ударили в голову, и она громко закричала, нарушив тишину среди слушателей этого маленького театришки.
- Ennuye!**
И все, кто наблюдал за представлением обернулись на неё.
Они увидели хрупкую смуглую девушку с каштановыми волосами и карими глазами. Изящная, одетая в стиле вог, с хитрым прищуром глаз. Кто-то в толпе буркнул - "sceptique". В глазах труппы блестел ужас. Однако напомаженный, от самый, который притащил её сюда, повел рукой, делая пригласительный жест. Юля встала, и тряхнув своей пышной короткой юбкой, направилась на сцену.
Он протянул ей руку, и в ту же секунду Юля оказалась на импровизированной плахе. У страха, как говориться, глаза велики. От алкоголя, который на наше героиню действовал как героин, нож блестел, деревянные кольца жали руки и шею, от ужаса расширились зрачки. А эти сумасшедшие, которые вызвали её на сцену, начали кружить вальс. Карнавал ухмыляющихся злобных лиц, искаженных гримасой ненависти, бешенная скорость смены цвета, перед глазами плыло. И они все смеялись, в зале был невыносимый шум, кричать сил не осталось. Юля чувствовала, как по щекам текут слезы, а танцующие весело щебечут и смеются, говоря о том как она скоро умрет. И нож полетел. Мир замер.
Она даже не заметила что тот молодой человек уже давно убрал пластмассовый нож. она сидела на коленях и ревела. Публика была в шоке, некоторые содрогались от ужаса и неизвестности. Женщины кричали что актер поступил жестоко, мужчины молчали, сурово нахмурив брови.
Поль, так звали того самого парня в парике, наклонился к самому уху Юли, и самым нежным голосом, на который он был способен, прошептал:
- А теперь опровергни все внутренние споры в себе.
И она закричала. Сама себя не узнавая. Чужим голосом, откуда-то из недр, задействуя все возможные голосовые связки. Закричала так, что у всех кто стоял в радиусе метра заложило уши. Кто бы подумал, что в этом маленьком теле есть столько сил. А Поль усмехнулся, понимая, что он в очередной раз не ошибся. Никто же не скажет девочке про ЛСД в бокале текиллы.
- PARIS, JE T'AIME!
_____________________________________________________

* Meanie - скупердяй
** Ennuye - скучно
***PARIS, JE T'AIME - Париж, я люблю тебя.

@темы: frost or Jackson/

No wonder why.

главная